who is jobs galt

Не хотел ничего писать по поводу сегодняшнего, но, слушайте, Джобс, которого вы хороните — это какой-то другой Джобс, не тот, которого знаю по его выступлениям и поступкам (разумеется, могу и сам знать неправильно). Со словами вроде «визионер, изменивший мир» не поспорить, но они говорят далеко не все, и в числе опущенного оказывается очень важное. Под это описание подходит и Дисней — а Джобс совершенно не был таким же вечно улыбающимся филантропом, и, думаю, сам не хотел бы, чтобы его так представляли.

Джобс поступал и высказывался эгоистично и жестко. Он был одним из немногих миллиардеров, не занимавшихся благотворительностью. Ему было наплевать на разработчиков, программы которых внезапно удаляли из App Store по непонятным причинам, лишая их денег. Ему было наплевать на чувства громадной части человечества, желающей купить продукцию Apple и не имеющей возможности. Ему было наплевать на неудобства, испытываемые пользователями из-за отсутствия флэша на iPad. Он крайне остро (и в части случаев незаслуженно) прохаживался по конкурентам. Он так же жестко критиковал собственных сотрудников, когда что-то получалось не так.

И при этом величие Джобса во многом состоит в том, что он своей жизнью лучше всех в мире подтверждал айн-рэндовский тезис «эгоисты, если им не мешать, сделают лучше не только себе, но и другим». Он заламывал цены — но для возможности это делать выпускал продукты, за которые люди не просто готовы были платить втридорога, а еще и оказывались при этом счастливыми. Он бескомпромиссно отказывался от не нравящихся ему технологий вроде флэша, причиняя тем самым неудобства людям — но в результате для флэш-сайтов это стало поводом перейти на более прогрессивный HTML5. Он нанимал людей в собственных целях, а не ради блага самих людей — но в итоге предоставлял 50 000 отличных рабочих мест. Наконец, он, не давая другим деньги, подавал им пример — что в конечном счете могло принести им больше пользы.

Жесткость к другим сочеталась с такой же жесткостью к себе, без которой вряд ли что-то получилось бы; Джобс не был слепым тираном и не мнил себя богом, а сам работал на износ до последнего. Его уход на больничный был привязан к оглашению отличных квартальных результатов, чтобы падение акций быстро компенсировалось подъемом. Дата ухода с поста главы Apple тоже не выглядит случайной (хотя и может быть такой): перед этим компания впервые стала самой дорогой в мире, стало можно уходить спокойнее. Символичной выглядит даже сегодняшняя дата; если вдруг в чьих-нибудь мемуарах мы прочитаем, что Джобс умер чуть раньше, перед этим попросив придержать сообщение о смерти, чтобы не портить презентацию iPhone 4S, готов буду поверить.

О неизбежности своей смерти он отлично помнил и прямо говорил в своей самой известной речи (забавное совпадение: если набрать в Google «речь дж», двумя первыми вариантами автодополнения будут «речь джобса» и «речь джона галта»), что ее осознание помогает ему принимать правильные решения — а также что смерть старого нужна, чтобы расчистить путь новому, и нужно желать не вечной жизни, а наиболее полной жизни здесь и сейчас.

Поэтому подозреваю, что многое из написанного сегодня о нем и его смерти Джобс назвал бы соплями.